Поделиться…
Рубрики
Архивы статей
Яндекс.Метрика

Интервью с Михаилом Беловым. Архитектура современного города.

современная архитектураВ последние годы в столице один за другим стали появляться хорошие дома. Оказалось вдруг, что коммерческая недвижимость — это не только квадратные метры и высокие технологии, но еще и архитектура в самом, что ни на есть, традиционном понимании этого слова. А значит, у нее есть автор. Уже сегодня имя архитектора и его репутация — один из факторов, влияющих на выбор дома. Процесс персонификации жилья начался.

Профессор МАрхИ, один из отцов-основателей «бумажной архитектуры», обладатель более двух десятков международных премий, проработавший несколько лет в Австрии, Японии и Германии, архитектор Михаил БЕЛОВ сегодня активно формирует лицо российской столицы. Каждый из проектов последних лет, будь то

Михаил Белов

Михаил Белов

неоклассический дом «Монолит», «Помпейский дом» в Филипповском переулке, или «Дом на набережной II» — событие, неизменно привлекающее внимание прессы и специалистов. Здания, которые он строит, стилистически разные, но всегда узнаваемы. Быть может, потому что в каждом из них присутствуют добротный профессионализм, здравый смысл и «человечность».

— Михаил Анатольевич, как вы попали в архитектуру?

— В архитектурный институт я поступил в 1974 году, скорее всего, случайно, потому что архитекторов среди моих родственников нет — отец военный. Тетка, правда, была искусствоведом и окончила Академию художеств. Я же всегда любил рисовать и хотел быть художником: собирался после восьмого класса поступать в художественное училище.

Помпейский дом - лучшее творение Белова

Помпейский дом — лучшее творение Белова

Так бы и сделал, но мама с папой художественную деятельность не рекомендовали, она им интуитивно не очень нравилась. У меня тогда был сосед, который учился в архитектурном институте и много про него рассказывал. Я стал готовиться и поступил в МАрхИ… Вообще архитекторы — профессия кастовая. Мои дети и жена — архитекторы, и поступить сейчас в Московский архитектурный институт, профессором которого я, кстати, являюсь последние двадцать лет, все сложнее и сложнее, несмотря на очень странную и сложную академическую систему подготовки. До сих пор на приемных экзаменах у нас рисуют гипсовую голову — классическую античную… В общем, я плоть от плоти, кровь от крови академической архитектурной школы.

— Вы помните людей, которые оказали самое большое влияние на ваше профессиональное становление?

— Мне повезло, потому что я учился сразу у двух замечательных профессоров. Бориса Григорьевича Бархина,

Дом Михаила Белова

Дом Михаила Белова

одного из столпов московской архитектурной школы, к сожалению, уже нет с нами. У него я учился в группе, а неформально, поскольку готовил много конкурсных проектов, брал уроки у нынешнего проректора МАрхИ — Ильи Георгиевича Лежавы, который во многом меня сформировал. Кроме преподавателей достаточно большое влияние оказали студенты и выпускники, учившиеся чуть раньше. Именно этот выпуск, кстати, сейчас структурировал московскую архитектуру. В нем учились нынешний главный архитектор города Кузьмин, директор Института Генплана Сергей Ткаченко, Миша Хазанов, с которым я дружу до сих пор, и другие известные в московской архитектуре люди. Они были очень активными и энергичными, много занимались вопросами градостроительства. Вот эта атмосфера и повлияла на мое сознание, структурировала его.

— Какой опыт вы получили, участвуя в международных конкурсах?

— Конкурсы, связанные с бумажной архитектурой, к профессии практикующего архитектора не имеют отношения вообще. То, что сегодня называют «бумажной архитектурой», — вид художественной деятельности: мы делали не проекты, а некие графические работы, не рассчитанные на реализацию. Но это был определенный интеллектуальный и жизненный опыт, который занял целый кусок жизни, примерно с 1978-го по 1987 годы. Десять лет, наиболее активных по возрасту и совпавших по времени с эпохой кошмарных перемен в стране.

— В реальной архитектуре, что вам интереснее сегодня — стадия чистого проектного замысла или стадия реализации, со всеми ее компромиссами и неувязками?

— Интересно все. Интересно убеждать заказчика, интересно слушать его аргументы, интересно выдумывать

Ещё одно творение Белова

Ещё одно творение Белова

что-то, потому что с возрастом это происходит быстро. Еще интереснее, опять же с возрастом и опытом, становится доводить проект до реализации, адекватной замыслу. Это, кстати, самое сложное, потому что в реальной практике можно сделать проект, а потом при реализации от него не останется ничего. И нужно умудриться, лавируя, но не теряя ощущения здравого смысла, добиться результата, довести первоначальную идею до конца, чтобы проект был аутентичен замыслу, в него вложенному. В принципе, эта задача не должна быть самоцелью, и архитектор не должен быть упрямым идиотом, добивающимся своего во что бы то ни стало: нужно смотреть, впитывать, понимать, что происходит, и находить решение. Это путь между постоянными компромиссами и принципиальностью некоторых вопросов, который надо пройти так, чтобы после сдачи дома можно было не отказываться от своего авторства…

— А были в вашей практике ситуации, когда вмешательство заказчика, по вашей оценке, было благотворным и пошло на пользу проекту?

— Бывает, но… получается совершенно другой проект. Есть конкретная история, связанная с «Помпейским домом». Был сделан проект, который уже начинал реализовываться. Потом вдруг стройка остановилась: заказчик продал участок. Появился новый заказчик, который собирался не только продавать квартиры в этом доме, но и жить в нем. И ему хотелось реализовать какую-то свою мечту, а какую, он и сам не мог объяснить. И проект изменился совершенно: вместо строгого серо-синего постконструктивистского дома, который уже был спроектирован до последнего гвоздя, получился «Помпейский дом». Трудно сказать, хорошо это или плохо. На самом деле это просто два разных проекта. Но такова жизнь архитектора: когда занимаешься архитектурной практикой, как бы плывешь в потоке…

— А какой из своих проектов мы можете выделить за какие-либо качества, делающие его неповторимым?

— Я отмечу «Резиденции Монолит». Это очень яркий проект, я бы сказал, уникальный. При его создании мы обращались к традициям русской усадебной архитектуры конца XVIII — начала XIX века, к работам певца классицизма Клода Николя Леду, оказавшего большое влияние на стыке веков на развитие усадебной архитектуры в целом. Проект исключителен по нескольким критериям. Он расположен на Новорижском шоссе. Адрес показателен — Новая Рига статусна, ее элитность подтверждена многими знаменитыми именами, предпочитающими именно здесь владеть недвижимостью. Все резиденции поселка построены в едином архитектурном стиле, я уделял этому много внимания, осуществляя авторский надзор. На сегодняшний день «Резиденции Монолит» — единственный клубный поселок в России, где гарантировано респектабельное соседство.

— Вы часто говорите в своих интервью, что свое можно найти в любом эстетическом поле. Что вы имеете в виду?

— Обычно архитектор всегда узнаваем: находит свою тему, и если она востребована, он с ней живет и тему эту уже не меняет. А мне всегда нравилось делать разные проекты, и объекты, которым 500-700 лет, нравились больше, чем построенные 30-40 лет назад. Когда дом вызывает ассоциации, производит впечатление, тогда для меня он — современный, и мне все равно, когда он построен. Потом, я во многом воспитан на литературе и кино, которое в моем случае влияет на архитектуру больше, чем архитектурные объекты. Почему, скажем, режиссер Стэнли Кубрик может каждый раз снимать разные фильмы? То он снимает триллер Shining, то «Космическую одиссею 2001 года» — минималистический арт-жест, то «Барри Линден» — фильм, напоминающий картину Гейнсборо или Рейнольдса. И никто не упрекает его в том, что он делает каждый раз другое кино. Я думаю, что архитектор должен поступать, как режиссер, который сначала ставит на сцене Шостаковича, а потом Верди, потому что город — такой же театр или кино. Если коротко, то я — мульти-культуралист, есть такое слово модное…

— Однако есть режиссеры, которые на протяжении всей жизни проговаривают одну-единственную, длинную мысль? ..

— Я думаю, что если человек делает архитектуру разную, его личность все равно через нее транслируется, и архитектура становится узнаваемой. Кто-то из очень известных людей сказал: не важно как, не важно что, важно — кто. У меня нет ощущения, что нужно быть обязательно или новатором или консерватором. В некоторых проектах я новатор, в других — консерватор. Так устроено мое сознание. Делать только инновационную архитектуру, устремленную в будущее, я вовсе не считаю должным.

И вообще, архитектура — это такое ремесло, в котором нужно прожить жизнь. Еще нужно, чтобы эта жизнь сложилась успешно, быть достаточно опытным человеком. Потому что не всякому человеку доверят по его умыслу распоряжаться бюджетами в несколько десятков миллионов долларов — столько сегодня стоит в среднем один дом. И если архитектор захочет вдруг построить какую-нибудь криволинейную колоннаду, за ним должно стоять что-то, что будет подтверждать это его желание.

А что это такое? Прежде всего, реализованные объекты. Здесь архитектура похожа на политику: во многом — это искусство возможного в данный момент.

— То есть, вам все равно, что делать?

— Нормальному архитектору — специалисту, профессионалу, ремесленнику — должно быть все равно, что делать. Дворец, город, дачный сортир, какая разница? Я бы не стал, пожалуй, делать только концлагерь, по этическим соображениям. А все остальное, почему нет? Вообще, я не считаю, что архитектор — какая-то особенно творческая профессия. Помолясь, делаешь что-то, и все. В принципе, каждый человек работает для того, чтобы делать свою работу хорошо. Кроме того, я не люблю сидеть без дела, поэтому иногда делаю проекты просто так. Бывает, просто иду по Москве, вижу красивое, интересное место, и придумываю проект, которым потом могу заниматься неделю, бросив все… Меня интересует архитектурная деятельность, иначе бы этим не занимался. Я мог бы делать многие вещи — когда-то работал как книжный художник, что-то писал, — но то, что связано с архитектурой, больше всего похоже на ремесло, и потому более приятно.

— Вы достаточно активно используете цвет в ваших объектах. Можете немного рассказать о своем видении цвета в архитектуре?

— Ничего хитрого тут нет. Посмотрите, какая веселая церковь Василия Блаженного, а все потому, что цветная. У нас слишком много сумрачных дней — семь месяцев в году, поэтому архитектура должна быть жизнерадостной, а жизнерадостная — значит цветная. Мне кажется, что сейчас, когда скопилось слишком много серого в городах, нужно делать цветное… Потом, когда скопится много цветного, можно будет делать серое или белое. Вообще, нормальный архитектор всегда «решает ситуацию» применительно к месту. Сначала смотришь на место: и тогда объект получается либо скромным, соответствуя среде, либо нахальным, противопоставляющим себя этой среде как контрапункт.

— А ирония есть в архитектуре?

— Есть, конечно, но только не у меня. В жизни я довольно ироничный и даже саркастичный человек. Но в архитектуре стараюсь это не проявлять. Архитектура — серьезное дело, в котором шутить не следует. Был период постмодернистской архитектуры, когда специально все делали иронично: делали пузатые колонны, ставили их вверх ногами. Это как чумка, которой многие переболели…

— И чувство юмора архитектору совсем ни к чему?

— Архитектура — это форма. Какое чувство юмора может быть у формы? Либо она пропорциональна и гармонична, либо… Сейчас в формотворчестве — в архитектуре, дизайне, скульптуре — много людей, которые строят свою карьеру на пиаровских жестах. Для этого все средства хороши, вот они и шутят. Они все очень остроумные люди, но это вид деятельности, не имеющий никакого отношения к традиционной форме. Но, скажем у телефона, чтобы им можно было пользоваться, все-таки должны быть кнопки. Не говоря ужо здании. Мне нравится архитектура чистых форм, а постконструктивистская «ломаная» архитектура кажется довольно странным витком в развитии, равно как и модные сегодня «обмылки» — потекшие формы… Это направление, по-моему, совершенно бесперспективное и бессмысленное. Вообще, всей этой инновационной линейкой занимаются люди, которые хотят быть замеченными и оригинальными.

Понятно, что нельзя все время делать стеклянные коробочки, поскольку коробочка, как ее ни делай, останется коробочкой, и через некоторое время ты окажешься в тупике или кризисе. Вот они и стараются — или сломать коробочку, или сделать так, чтобы она «потекла». Мне это неинтересно. Если есть возможность, я всегда сделаю вещь с прямым углом. Мне кажется, что классический треугольник «прочность-польза-красота» не так уж плохо организован, чтобы взять и просто на него наплевать.

***
Архитектура — это такое ремесло, в котором нужно прожить жизнь. Еще нужно, чтобы эта жизнь сложилась успешно, быть достаточно опытным человеком.

Материалы по теме:

4 комментария на “Интервью с Михаилом Беловым. Архитектура современного города.”

  • Skignagma:

    Известность быстрого микрозайма стремительно набирает силу. Получение банковского кредита часто сопряжено с явными трудностями. Получить его имеют шансы далеко не все.В этом случае микрокредит становится куда более привлекательным и доступным вариантом кредита

  • Рукожоп:

    А вы долго эту статью писали?

  • AvitoRu1kr:

    Пополение баланса Авито (Avito) за 50% | Телеграмм @a1garant

    Здравствуйте, дорогие друзья!

    Будем рады предоставить Всем вам услуги по пополнению баланса на действующие активные аккаунты Avito (а также, совершенно новые). Если Вам необходимы определенные балансы — пишите, будем решать. Потратить можно на турбо продажи, любые платные услуги Авито (Avito).

    Аккаунты не Брут. Живут долго.

    Процент пополнения в нашу сторону и стоимость готовых аккаунтов: 50% от баланса на аккаунте.
    Если требуется залив на ваш аккаунт, в этом случае требуются логин и пароль Вашего акка для доступа к форме оплаты, пополнения баланса.
    Для постоянных клиентов гибкая система бонусов и скидок!

    Гарантия:

    И, конечно же ничто не укрепляет доверие, как — Постоплата!!! Вперед денег не просим…

    Рады сотрудничеству!

    Заливы на балансы Авито
    ________

    детектор денег купить на авито
    аккаунты варфейс авито
    можно ли вывести деньги с авито
    просят вернуть деньги за товар на авито
    деньги на кошелек авито

Оставить комментарий